Яндекс.Метрика
Психология бренда

Что такое символ?

Опубликовал(а) 11.03.2012 7 комментариев
Символы

Понятие “символ” имеет несколько значений: это и “аллегория”, и “знак”, и “опознавательная примета”.

Древнегреческое слово «symbolon» означает «соединение, сведение». Изначально оно означало оговоренный между родственниками или друзьями условный опознавательный знак, состоящий из отдельных кусков какого-то разломанного предмета (например, кольца), которые при «соединении, сведении» вместе образуют единое целое и таким образом доказывают связь их владельцев.

В энциклопедии понятие «символ» определяется как «имеющий определенный смысл образ, имеющий определенное значение знак для обозначения определенного (сверхчувственного) понятия». Но изначально это понятие значительно шире.

Символ — это также сокращенное обозначение, знак для математических операций. Он может означать некоторые физические величины, а также быть средством изображения и выражения на языке образов, например, средством общения некоторой группы, сообщества. Здесь можно вспомнить символику национальных флагов.

Что же такое символ с точки зрения психологии?

Зигмунд Фрейд в своих работах по психоанализу упоминал понятие символа как символизации психических конфликтов в сновидении. Глубинно-психологический символ занимает особое положение в теории символизма, и он всегда связан с символикой сновидения. Но Фрейд всегда избегал разработки понятия символа в психоанализе и никогда не давал его определение из-за осознания его более широкого значения, нежели просто категория бессознательного.

О. Ранк и Х. Закс дали свое определение символа в глубинно-психологической концепции.

Символ — это замещающее наглядное средство выражения чего то скрытого, с чем у него есть какие то общие очевидные признаки и с чем его объединяют какие то общие внутренние ассоциативные связи.

Символ стремится перевести абстрактную понятийную категорию в наглядную. Это сближает его с примитивным мышлением, благодаря чему символообразование в значительной мере относится к области бессознательного, но как компромиссное образование ни в коей мере не лишено сознательных детерминант, которые в различном соотношении значительно определяют образование и понимание символа.

Принципиальное отличие психоаналитического понимания символа по сравнению с общепсихологическим и общефилософским подходом выделяет Е.Ф.Шарп:

«В психоаналитической теории символ используется как член уравнения в бессознательном, в котором он пребывает. Подобие в общем смысле этого слова предполагает, что нечто похоже или равно другому. Метафора — это отождествление, сопоставление двух известных величин. И чтобы все-таки понять подлинную символику бессознательного, нужно найти вытесненные эквиваленты».

Это согласуется с мнением Э. Джонса, давшего такое определение:

«Только то, что вытеснено, представляется символически. Только то, что вытеснено, нуждается в символическом представлении. Этот принцип считается краеугольным камнем психоаналитической теории символики».

Решающее значение, с точки зрения психоанализа, имеет, таким образом, то обстоятельство, что сам человек не знает, что он имеет дело с «символом». Символ, по З. Фрейду, «мотивирован динамически». Импульс исходит из бессознательного.

Читайте также:  Частота сеансов в психотерапии

Далее остановимся на двух теориях возникновения символики.

Первая теория была, видимо, наиболее близка З. Фрейду.

Он придерживался ее до последнего времени. Он рассматривал символику сновидения как филогенетическое (архаическое) наследие. Если символика, таким образом, является «врожденной», то нельзя ничего узнать о ее «возникновении». К.Г. Юнг подхватил это впервые высказанное в 1900 г. мнение З. Фрейда, чтобы полностью обратиться к коллективной символике. В одной из своих последних работ (1937 г.) З. Фрейд отмечает, что универсальность символики языка привычна как само собой разумеющееся уже детям.

«Мы не можем проследить, как они этому научились, и во многих случаях должны признать, что научиться этому невозможно. Речь идет об изначальном знании, которое взрослый позднее забыл. Он, правда, использует те же самые символы в своих сновидениях, но он их не понимает, если аналитик ему их не растолкует, но и тогда он неохотно верит в такой перевод… Исследования скорее всего покажут, что она (символика) распространена повсеместно, у всех народов одна и та же. Здесь мы, таким образом, имеем дело с явным случаем архаического наследия со времен развития языка». …

«Ведь, как мы узнали, ту же символику используют мифы и сказки. Песни, пословицы и поговорки также следуют общим правилам использования языка и поэтической фантазии. Область символики необычайно велика, символика сновидений — это лишь малая часть от этого. Даже не имеет смысла браться за всю проблему, исходя только из особенности сновидений».

Второй теоретический подход, разбирающий символику в онтогенетическом аспекте, ставит вопрос о роли символики в индивидуальном развитии.

Психоанализ исходит из фундаментального предположения, что объекты внешнего мира (к которым устанавливается отношение любви) становятся реальными и приемлемыми для ребенка лишь посредством «либидизации». Ш. Ференци пытается объяснить это так:

«Дети заботятся вначале, пока жизненная необходимость не заставит их приспосабливаться и тем самым постигать действительную реальность, только об удовлетворении своих инстинктов, т. е. о тех участках тела, где происходит такое удовлетворение (эрогенные зоны). … Что же удивительного, если их внимание в первую очередь привлекают такие вещи и процессы, которые благодаря даже еще столь отдаленному сходству напоминают о наиболее любимых ими переживаниях? На этой стадии маленькие мальчики любят называть все длинные предметы детским названием их генитального органа, в каждой дыре они видят анус, в каждой жидкости мочу и в каждом полумягком веществе кал».

Так, один полуторагодовалый мальчик сказал, когда ему показали полноводную реку Дунай: «Сколько слюны!» Один двухгодовалый мальчик называл все, что можно открывать так же, как разводить в стороны ноги, дверью. Такую либидизацию внешнего мира можно точно таким же образом обнаружить при изучении так называемых «примитивных» народов. Такое отождествление или идентификация объектов однако еще не является «символом» в глубинно-психологическом смысле.

Читайте также:  Я сам себе психолог?

Как уже отмечалось, только начиная с того момента, когда вследствие культурного воспитания один член уравнения вытесняется, другой, ранее более важный член достигает аффективного «сверхзначения» и становится символом вытесненного. Например, если, таким образом, пенис и дерево или пенис и колокольня церкви вначале сознательно отождествлялись, однако представление о пенисе затем подверглось вытеснению, дерево и колокольня приобрели необъяснимый и, как может показаться, необоснованно подчеркнутый интерес. Они превратились в символы пениса. В этом четко проявляется динамическое понимание символа в психоанализе, аффективная природа символа.

В последнее время больше склоняются к поддержанию онтогенетической теории объяснения символики.

Биологическая ситуация ребенка привлекается как принцип понимания универсальности детского поведения. Х. Хартманн, Э. Крис и Р.М. Лёвенштейн сформулировали это так:

«Повсеместную распространенность определенных символов, прежде всего, сексуальных символов, можно, по видимому, объяснить, если вспомнить, как, в принципе, похоже положение любого ребенка в мире взрослых. Оно ограничивает количество важных ситуаций, которые ребенок оживляет аффектом. Вспомните, как типичны и неизменны страхи ребенка, и, наконец, насколько универсальны некоторые из его основных восприятий и телесных ощущений».

Общее отношение нашего восприятия к отдельным частям тела, отношение к жестам, используемым для того, чтобы приласкать или обидеть, чтобы что то выделить или что то принять, чтобы что то получить или что то охватить (если назвать только это), образует основу не только для формирования символики, но и для универсальности невербальных сообщений. Так, определенные функции Я находят эквивалентные, общие способы (модусы) выражения, а тем самым и эквивалентные, общие ощущения, свое превербальное представительство (репрезентацию) в символическом образе и, очевидно, лишь принимаются в языке в качестве языковых символов. Следующий аспект внесли исследования Х. Зильберера. В состоянии утомления и сонливости он мог при попытке умственного усилия или при наступлении физического, телесного недомогания зрительно представлять себе (визуализировать, вызывать видение) образ, в котором он узнавал замену, компенсацию данной мысли или физического недомогания. Он называл эту замену «аутосимволической» и говорил о «пороговой символике».

Читайте также:  КАК ПСИХОЛОГИЯ ЦВЕТА МОЖЕТ УВЕЛИЧИТЬ КОНВЕРСИЮ ВАШЕГО САЙТА (инфографика)

Читайте также:

Символизация предмета коммуникации. Реклама

Символизация предмета коммуникации. Семиотика

Энциклопедия символов

Присоединиться к дискуссии 7 комментариев

Добавить комментарий